Skip to content Skip to main navigation Skip to footer

Достопримечательности

Тобольск. Польский Костел

Римско-католический приход Пресвятой Троицы (Польский костел)

Первая католическая церковь в Тобольске была построена в середине XIX века. Это было небольшое, деревянное здание. Она называлась Церковью Божьего Провидения. Ее официальные освящение и открытие состоялись 24 июня 1848 года. В то время приход в Тобольске не был еще самостоятельным, и для служения местным католикам приезжал священник из Томска. И только 12 января 1868 года приход обрел статус самостоятельного.

Открыть виртуальный тур

(далее…)

Церковь Архангела Михаила

Церковь эта стоит на пересечении улиц Ленина и Кирова. Это одна из наиболее ранних церквей, сохранившихся в нижнем Тобольске. Известно, что она была заложена в 1745 г. и за­вершена в 1759 г. Сейчас она утеряла важный элемент своей первоначальной композиции — колокольню. Большинство тобольских храмов безымянно. Имена народных зод­чих остались, но кто из них какой храм возвел, неизвест­но. В летописи упоминается «каменных дел подмастерье Корнелий Михайлов сын Переволока». Предполагают, что он строил Богородицкую и Никольскую церкви. Они очень похожи. А Михайлоархангельская уже другая… Может быть, ее возвел тобольский ямщик Козьма Черепанов, зодчий, математик и искусный резчик? Или его родной брат Иван, сочинивший в свободное от промысла время «Сибирскую летопись»? Братья много строили в Тобольске, а когда в Омской крепости решено было построить каменную соборную церковь, губернатор послал туда «знающего в архитектуре каменного строе­ния тобольского ямщика Ивана Черепанова».

Церковь Михаила Архангела. ТобольскЦерковь Михаила Архангела – одна из эффектных тобольских церквей — двухэтажная, на подклете, дополненная с запада трапезной, мирскими палатами и поставленной между ними колокольней. Характерным элементом композиции этой части храма является ее высокая наружная лестница на аркадах, ведущая на второй этаж. Сей­час после реставрации восстановлена ее кровля с живопис­ным изломом скатов, поэтому отсюда церковь выглядит осо­бенно эффектно, напоминая хоромы.

На северном и южном фасадах основного помещения церк­ви во втором этаже, в том месте, где сейчас двери, когда-то были балконы. И это не единственный пример в церковной архитектуре Тобольска того времени. В живописной композиции этой церкви, в отдельных ее де­талях чувствуется живучесть традиции XVII в., хотя основной объем храма истолковывается в духе барокко: здесь появил­ся вариант покрытия четверика непосредственно куполом, без переходного восьмигранного объема. Дуговые фронтоны, завершающие стены, создают ощущение «перелива» одной формы в другую — типично барочная слитная трактовка масс.

Барокко чувствуется и в напряженном абрисе фигурного ку­пола, в формах его легкой фонарной надстройки, а также в завершении колокольни, где традиционный шатер превратил­ся в подобие купольной кровли. Обращают на себя внимание четырехлепестковые фигурные окна, прорезанные в его тим­пане,— одна из эффектных и запоминающихся деталей церкви. Более архаичным кажется декор колокольни, лестницы и палатных пристроек с мотивами ширинок, лопаток и филенок. Нижний, подклетный этаж здесь использовался под зимнюю церковь, а наверху служили летом. Высокое светлое помеще­ние летней церкви сохранило остатки первоначальной бароч­ной отделки — лепнину купола с завитками пышного расти­тельного декора. Иконостас ее резали Иван Черепанов с сы­ном Федором, они же написали и иконы.

Особую прелесть этой церкви придает ее кованая железная решетка с вензе­лем «М-А» (Михаила Архангела), сейчас также реставрированная. Прозрачная ткань ее с легким рисунком растительного орнамента контрастирует с плотной массой волнообразного кирпичного основания ограды и вертикалями столбов. В аб­рисе линий много изящества и манерности в духе игривого стиля рококо. Церковь Михаила Архангела окружала уникальная ограда. Решетка ее, ажурное металлическое кружево, говорила о тончайшем вкусе мастера. В Тобольске было две дивных ограды — эта и вокруг Богородицкой церкви. Вероятно, работа одного зодчего, без сомнения, знакомого с петербургскими оградами, о которых поэт писал: «Твоих оград узор чугунный, твоих задумчивых но­чей прозрачный сумрак, блеск безлунный…»

Казанская церковь. Тобольск

Казанская церковь

В северной стене бывшего Монастырского комплекса в нижнем Тобольске сохранился большой келейный корпус с пристроенной к нему Казанской церковью. По документам известно, что корпус этот был построен мастером Переволо­кой в 1734—1741 гг., тогда как церковь удалось завершить лишь в 1768 г. Ныне Казанская церковь стоит без своих верхов.

Казанская церковь. Тобольск

Корпус, к которому пристроена Казанская церковь – довольно протяженное каменное здание в два этажа с массивными стенами выглядит ординарно. Един­ственным его украшением являются наличники с орнаменталь­ными завитками волют, оживлявшие плоскость фасада и при­дающие ему барочный отпечаток. Но они кажутся слишком хрупкими и графичными по отношению к грузной массе сте­ны. Необычная ширина корпуса предопределила чрезмерно крутой и тяжелый фронтон, оформляющий его торцовый фа­сад.

Когда-то в первом этаже его была проездная арка север­ных Святых ворот с небольшой башенной надстройкой над ними.
Несмотря на сравнительно позднюю дату постройки, архи­тектура Казанской церкви удерживает стилевые черты барок­ко как в отделке фасада, так и в фигурных очертаниях его верха. Вплотную примыкая к корпусу, церковь была его основной архитектурной доминантой, то есть здесь мы встречаемся с композиционными приемами, характерными для монастырских трапезных.

Церковь Захария и Елизаветы (Воскресенский храм)

Самая красивая в Тобольске церковь — Захария и Елизаве­ты (другое название – Воскресенский храм), выстроена в стиле зрелого барокко на Базарной площа­ди. Идя по улице Кирова в сторону Иртыша и повернув налево на улицу Мира, сразу увидим ее высокий стройный силуэт. Находясь на открытом месте, она отовсюду хорошо просматривается и абсолютно доминирует среди прилегающей к пло­щади застройки. Это ее эффектное положение было удачно обыграно и при перепланировке города в конце XVIII в. — на вертикаль церкви ориентированы сходящиеся к площади улицы Мира и Хохрякова. В перспективе их уже издали виден стройный силуэт церкви. Высотный башнеобразный характер композиции подсказан был положением храма на берегу Иртыша между кремлевским ансамблем и Знаменским монас­тырем. Вместе с глубинно расположенной Богоявленской цер­ковью она «держала» на этом участке панораму нижнего го­рода, открывающуюся с реки. Эту свою роль памятник сохра­няет и поныне.

Церковь Захария и Елизаветы. ТобольскЗахарьевскую церковь можно считать подлинным дивом тобольского барокко. Архитектура ее говорит нам о стилевой зрелости, да и по времени Захарьевская церковь более позд­няя. Заложена она была лишь в 1759 г., а завершена в 1776 г. Впечатляет особая торжественность ее композиции, пышный и разнообразный декор, эффектное «кудрявое» завершение верха с декоративным пятиглавием, сложный и вычурный си­луэт. Характер ее форм обнаруживает очевидное влияние европеизированного столичного барокко; по всей видимости, проект был прислан из Европейской России. Хотя известно, что исполнителем проекта был местный мастер Городничев.

Сто­личный почерк особенно чувствуется в «рваных» дуговых фронтонах, завершающих основной объем храма, превратившихся здесь в подобие пышных картушей. В более ослабленном варианте мотив дугового фронтона повторен в завершении алта­ря и трапезной, в основании колокольни и ее верха. И здесь мы встречаем круглые окна-люкарны, вставленные в дуговые фронтоны.

На примере этой церкви можно видеть, насколько эволюцио­нирует стиль в сторону декоративности. Верх ее, с «рваным» фронтоном и волнообразным завершением, стал напоминать языки пламени, причудливо изогнувшиеся в капризной кон­вульсии. Постаменты угловых глав и сами главы превратились в подобие декоративных фиал-кеглей. К стилю этой церкви можно с полным правом применить термин «пламенеющее барокко», так как оно действительно достигло здесь апогея. Появилось характерное для зрелого барокко легкое, стреми­тельное вознесение масс, уже ничего не осталось от прежне­го ощущения грузности и инертности материала. В этой церк­ви мы сталкиваемся с еще более сложной сводчатой конст­рукцией перекрытия основного объема. Два сферических сво­да, поставленные один на другой, образуют высокий ступен­чатый купол храма, несущий световой барабан с главой. Бла­годаря дуговым фронтонам и угловым главам здесь также создано ощущение перетекаемости объемов, их слияния в од­но пластическое целое. Развитие стиля в сторону все большей декоративности предопределило соответственно и более слож­ную профилировку лопаток с двойными креповками. Лишь стены колокольни обработаны простыми и графичными фи­ленками. На всей архитектуре церкви лежит печать дворцового великолепия и праздничного ликования. Очень красивы отдельные детали: наличники с характерными «рваными» фрон­тонами, декоративные картуши, венчающие основной четве­рик, тонкие карнизные тяги с креповками. В абрисе линий декора чувствуется легкая грация стиля рококо.

Захарьевская была первой в Тобольске церковью XVIII века, где возникло торжественное пятиглавие. Ориентация на традиционное русское пятиглавие было программным возрождением древнего национального храмоздания, хотя четыре малых главы выполняют здесь лишь символическую роль, превратившись в декоративные надстройки.

С Захарьевской и начиналось тобольское барокко. Проявилось оно прежде всего в трактовке деталей. Плос­кость стен разработана вся, в узких пространствах меж­ду окнами помещены так называемые лопатки — вертикальная украшающая деталь наружного фасада. Лопатки неширокие, дважды перехваченные в своей длине (раскрепованные). Такие же лопатки укрепляют углы объе­мов — основного, алтарного, трапезного. А наверху хра­ма — картуши. Но, в отличие от Покровской церкви, они завершают не колокольню, а основной объем, там, где его углы соединяются с куполом. Особенности местного тобольского зодчества прослеживаются и в других деталях — тот же прием постановки храма на подклет с выделением вни­зу зимнего и вверху летнего помещений. У основания колокольни с обеих ее сторон те же привычные палатные при­стройки. У этой церкви особенно обширная трапезная, туда выходят два симметрично расположенных придельных алтаря. Поскольку она находилась на «торгу», в самом оживленном месте Тобольска, где всегда толпился народ, и церковь была наиболее посещаема. Вокруг храма с трех сторон вскоре воз­вели красивую металлическую ограду на каменных столбах, от которой теперь не осталось и следа.

Летняя церковь впечатляет высотой и взлетом своего про­странства, обилием света, выразительной пластикой свода, раскрытого люкарнами. Формы Захарьевской церкви полу­чили свой отзвук и в ее пышных барочных иконостасах. В летней церкви он был особенно красив и представлял собой высокую стройную стенку, завершенную тремя изящными рокайльными фронтонами. Легкое грациозное движение ввысь придало всей композиции иконостаса черты приподнятой тор­жественности, импонирующей динамичному пространству церкви. Благодаря применению ордера стенка алтарной преграды уподоблена полутораэтажному сооружению с тремя стройными арками врат, вписанных в ее заглубления. В обрам­лении врат использован мотив тонких спиралевидных коло­нок, поддерживающих креповки карнизов с разорванными фронтонами. Фигурные рамы икон, украшенные резьбой, вы­чурные картуши фронтонных завершений, дополненные вазо­нами, резные царские врата — все это создавало исключитель­ный декоративный эффект. Словом, весь строй иконостаса давал возможность почувствовать особое изящество стиля этой церкви.

Сейчас все тобольские церкви выглядят абсолютно белыми с известковой окраской своих стен и декоративных деталей, в чем, несомненно, сказалось воздействие северного идеала красоты. Но сплошная побелка, по всей видимости, плод про­водившихся более поздних их поновлений. Так, расчистка стен в Захарьевской церкви показала, что наличники окон первоначально имели терракотовую окраску, контрастно выделявшуюся на фоне побеленных стен, что создавало особый декоративный эффект местного барокко. Сибирская специ­фика сказалась здесь в смещении цветового акцента со сте­ны на декор — прием, присущий не столько российским тра­дициям, сколько декоративным принципам древней архитек­туры дальневосточных народов. Если эти открытия подтвердятся и на примере других каменных церквей Тобольска, то перед нами — уникальное сибирское явление, в котором свое­образно сплавились северорусский и специфически азиатский идеалы красоты.

Архиерейские конюшни

Обширное каменное строение бывших архиерейских конюшен располагается вдоль восточной ограды Софийского двора, примыкая к ее юго-восточному углу. Возведено оно в последней четверти XVIII в. Сейчас оно оштукатурено и настолько искажено, что лишь кое-где просматриваются его первоначальные формы. По фронтонным завершениям на торцах видно, что корпус имел двускатную кровлю, сохранившуюся и поныне, и был разделен на отдельные отсеки поперечными стенами. Боковые хозяйственные помещения сохранили следы первоначальных сводчатых перекрытий.

Собственно же конюшни, как можно полагать, имели плоское деревянное покрытие, уже давно исчезнувшее. Длина всего корпуса около 18 метров, а стены его поднимались на высоту более шести метров, то есть это была довольно крупная постройка на архиерейском дворе. Конечно, в современном состоянии трудно судить о ее архитектурных достоинствах, но с восстановлением и реконструкцией перед нами, по-видимому, предстанет интересный образец хозяйственного комплекса конца XVIII

Гостиный двор

В 1702-1706 годах по проекту Ремезова был возведен в северо-западном углу Тобольского кремля каменный Гостиный двор, который в несколько измененном варианте сохранился до наших дней. Гостиный двор строился пять лет. Его сооружение обошлось казне в 30 тысяч рублей. Построен он был для иногородних русских и иноземных купцов. В нем размещались склады, лавки, таможня и церковь.

Гостиный двор имеет вид обособленной крепости, окруженной глухими наружными стенами с четырьмя башнями, расположенными по углам, и с двумя воротами. Его протяженные двухэтажные корпуса ориентированы в сторону внутреннего двора, где происходил торг. Вдоль северной и южной стен шли крытые двухъярусные галереи с деревянными лестницами-всходами. На двор можно было попасть через ворота со стороны кремлевской площади и от Никольского взвоза. Однако доминирующая роль отводилась западному (кремлевскому) фасаду. Протяженные ровные фасады с башнями на углах смотрятся впечатляюще, напоминая о былом торговом значении Тобольска.

Над западными воротами была устроена часовня, а над восточными – таможня. Под двором находились склады. А по сторонам двора размещались лавки – 65 торговых помещений. Характерно, что торговый центр Сибири предстает здесь еще и в образе крепости —завершающие снаружи его углы круглые башни первоначально имели машикули, зубцы и шатровые кровли. Когда-то они значительно выше поднима¬лись над корпусами лавок. Существующие ныне верхи башен более позднего происхождения. Наружные стены Гостиного двора были раскрыты лишь небольшими подслеповатыми оконцами и производят впечатление глухого изолированного массива.

На Гостиный двор приходили с товарами и многочисленные иноземные караваны, а бухарцы жили здесь постоянно, образовав в нижнем городе собственную слободу. В замкнутой четырехугольной схеме тобольского Гостиного двора с угловыми башнями есть какая-то аналогия с восточными караван-сараями, что можно понять, учитывая давние торговые связи Московского государства и Тобольска, в частности, с Бухарой, Самаркандом, Хивой и другими среднеазиатскими городами.

Строя это обширное каменное сооружение, русское правительство стремилось не только надежно защитить купеческие товары от пожаров и воровства, но и придать новому торговому центру Тобольска представительную внешность. Подобное художественное решение отнюдь не случайно. Таким образом, проектировавший Гостиный двор С.У. Ремезов подчеркивал особенность уникального лица города, становившегося столицей азиатской части России.

В те времена это был один из крупных в Сибири меновых гостиных дворов (размером 49*66 м), лишь ненамного уступавший московскому 1665г. Архитектура Тобольского Гостиного двора в большей мере еще детище XVII в, имеющее стилистические черты московской архитектуры. Об этом говорит прежде всего нераскрытый, замкнутый характер его композиции, развивающейся из глубины по отношению к кремлевской площади.

Дворец наместника

В центре бывшей кремлевской территории обращает внимание здание бывшего дворца наместника, перестроенное в 1825 г. под Присутственные места. Строительство его велось с 1780 по 1782 г. Огромный трехэтажный корпус его стал самым крупным административным зданием в Тобольске, намного превосходя размерами стоявшую здесь Губернскую канцелярию. Дворец впечатлял величавыми строгими очертаниями своих классических форм, гармонической соразмерностью фасадов. Протяженный прямоугольный блок этого огромного здания главным фасадом соотнесен был с нижним городом, а другим — с организованным перед ним парадным двором, откуда читалась Г — образная его композиция с большим выступом в южном крыле.

До перестройки фасады дворца имели характерную для раннего классицизма вертикальную разделку стен графичными филенками и пилястрами, охватывающими его парадные этажи, а окна обрамлены были простыми, строгими наличниками с сандриками. Со стороны обрыва три неглубоких, едва намеченных ризалита подчеркивали абсолютную симметрию композиции. Здание не имело ни фронтонов, ни аттиков и завершалось спокойной горизонталью карниза.

Словом, архитектура дворца наместника отличалась логичностью и строгостью облика, соответствующего эстетическим принципам классицизма. Нижний, цокольный этаж его имел множество комнат по обе стороны длинного коридора. Представление о парадных помещениях дворца дает сохранившееся описание его Тронного зала. Посредине, на возвышении, стоял золоченый трон императрицы Екатерины II, у подножия которого тобольские наместники принимали городскую общественность. Стены зала украшали большие портреты императрицы, наследника и других членов царской семьи в красивых золоченых рамах.

Огромные окна были декорированы занавесками из дорогой ткани алого, зеленого и голубого цвета. Убранство зала дополнялось множеством медных подсвечников и четырьмя фонарями. Во время пожара 1788 г. царский трон удалось спасти, и впоследствии, с упразднением наместничества, он оказался в Петербурге. Трон представлял собой великолепное произведение прикладного искусства. В композиции наместнического комплекса были совмещены приемы усадебной планировки с новыми градостроительными требованиями, предъявленными к такого рода строительству. Низкие одноэтажные корпуса служб дополняли и завершали композицию этого представительного общественного здания. Обширное пространство парадного двора отделено было от площади решеткой с воротами.

Дальнейшая судьба дворца наместника связана была с градостроительными мероприятиями начала XIX в., когда в Тобольске создается новый административный центр города. После пожара 1788 г. это каменное здание простояло обгоревшим и разоренным более тридцати лет и наконец было перестроено под Присутственные места, получив иной архитектурный облик. Одновременно была произведена и перепланировка его внутренних помещений. 6 декабря 1831 г. в этом здании состоялась официальная церемония открытия Присутственных мест. Петербургский архитектор Д. Висконти, разработавший проект, придал ему черты стиля ампир, в котором всюду строили тогда представительные общественные здания. Ампирное обличье приобрели в это время и фасады служебных корпусов. За гладью строгих, лаконичных фасадов исчезла первоначальная филенчатая разделка стен.

Здание получило подчеркнутые горизонтальные акценты, окончательно подчинившие его пространству. Массивность цокольного этажа была выявлена рустом. Висконти сохранил симметрию южного фасада, но еще более подчеркнул центральный ризалит фронтоном и выступом балкона второго этажа. Боковые же ризалиты получили едва заметные аттиковые завершения. Сохранены были также первоначальные пропорции в соотношении цокольного и парадного этажей. Однако после исчезновения первоначального декора, с оставлением только глади стен, фасады здания получили еще более крупный представительный масштаб, отвечающий градостроительным требованиям зрелого классицизма. Эту свою роль здание сохранило и до сих пор в ансамбле исторического центра Тобольска. Внутри его сохранилась планировка того времени. В первом и втором этажах большие залы расположены анфиладно по обе стороны коридора. В торцах корпуса и сейчас можно видеть широкие чугунные лестницы с литыми перилами, причем одна из них — западная — была парадной. Второй, парадный, этаж удивляет высотой своих помещений. Здесь в некоторых залах уцелели лепнина потолков и карнизные тяги, сохранились двери того времени с классическими филенками. С перестройкой здания под Присутственные места соответственно изменился и характер прилегающего пространства. Ограда, изолирующая парадный двор дворца наместника, снимается и непосредственно перед зданием

Присутственных мест образуется большая публичная площадь. В одном из служебных корпусов, обращенном к Софийскому взвозу, разместились судебные учреждения. На этом, собственно, и завершилось формирование административного центра Тобольска на основе градостроительных принципов классицизма. Но в таком состоянии, с открытой публичной площадью, он простоял недолго. Уже в середине XIX в. свободная территория вблизи Присутственных мест стала застраиваться казенными зданиями.

Консистория

Каменный корпус консистории (монастырского приказа) находится на территории самого Софийского двора. Построена консистория в 1787 году. Представляет собой двухэтажное каменное здание.

Обследование и сохранившаяся документация подтверждают, что оно было возведено на основе стоящих здесь более древних хозяйственных построек, бывших здесь каменных служб. Две каменные пристройки с восточной стороны здания — позднего происхождения. Простые, без всякой отделки помещения консисторского корпуса перекрыты были плоскими потолками и имели деревянные лестницы.

Почти на всем своем протяжении двухэтажные блоки этого довольно ординарного приземистого здания лишены были какой-либо декорации. Архитектурное убранство получила лишь выступающая над кровлей фасадная стенка квадратной палаты с главным входом, обращенным к площади. Декор ее сохраняет еще следы барокко, что особенно чувствуется в напряженной лучковой форме наличников и в рустованных лопатках. Однако общее симметричное построение фасада квадратной палаты с графичными пилястрами, завершенного строгим аттиком и врезанным в него простым треугольным фронтоном, говорит уже о чертах классицизма.

Здесь находилось самое большое помещение. Из этой палаты был выход на балкон, о чем говорит расположенная в центре второго этажа широкая дверь. Торцы этого здания с пофронтонными завершениями обработаны такими же рустованными пилястрами. Стоящие на фронтонах прямоугольные тумбы когда-то несли декоративные вазоны в «китайском» стиле.

О строителе этого здания нам ничего не известно; скорее всего, им мог быть кто-нибудь из местных мастеров архиерейского приказа. За консисторией в восточной ограде Софийского двора сохранилось небольшое двухэтажное каменное строение монашеского корпуса, возведенное, как об этом свидетельствуют документы, в 1787 г. Корпус как бы заменил собой участок ограды, открываясь восточным фасадом непосредственно к Никольскому взвозу.

Монашеский корпус

За консисторией в восточной ограде Софийского двора сохранилось небольшое двухэтажное каменное строение монашеского корпуса, возведенное, как об этом свидетельствуют документы, в 1787 г. Корпус как бы заменил собой участок ограды, открываясь восточным фасадом непосредственно к Никольскому взвозу. Эта весьма скромная и ничем не примечательная постройка тем не менее выдержана в стиле строгого классицизма. Хорошо спропорционированы ее фасады с четкой графической разделкой стен и симметричным расположением проемов. В настоящее время пропорции постройки несколько искажены наросшим культурным слоем грунта. Планировка корпуса имела характерное для народного жилища расположение помещений по обе стороны сеней. Расположенные в центре сени и углы дома отмечены на фасаде широкими лопатками, соответствующими поперечным стенам. И сейчас на первом этаже можно видеть палаты с полуциркульными сводами и распалубками. Строгость и даже некоторый аскетизм облика их соответствовал образу жизни монашества с ее умиротворенной тишиной и созерцательностью. Из окон палат открывался великолепный вид на Никольский взвоз, речку Курдюмку и возвышающиеся над ней кручи Панина бугра. Известно, что впоследствии в этом корпусе помещалась типография и канцелярия церковного братства.

Зимний Покровский собор

Тобольский Зимний Покровский собор специально строился как теплое помещение, что определило особенности его архитектурного решения. Известно, что он был освящен в 1746 г. при тобольском митрополите Антонии Нарожницком, затем в 1850 г. он расширился, а в 1867 г. к нему пристроили северный придел.

Покровский Зимний собор. ТобольскПримыкающая к храму с юга небольшая каменная палатка церковного причта с плоским потолком появилась здесь, по-видимому, не ранее 1840 г. После сноса западной крепостной ограды Покровский собор стал хорошо обозрим и с кремлевской площади. Приземистый, с низко расположенными окнами и небольшого размера собор не производит величественного впечатления.

Силуэт его изощрен, пропорции мелкие и дробные, композиция кажется беспорядочно-живописной, осложненной множеством уступов и обстройками. Только при более внимательном рассмотрении можно заметить его основную крестообразную основу, несущую в центре невысокий барабан с фигурной главой. Значение западно-восточной композиционной оси подчеркнуто положением небольшой фигурной главкой над папертью. Вздутые формы кровель, барабана и паперти, динамичные ярусы фонарных надстроек говорят о стилевых чертах барокко, в которых улавливаются мотивы украинских глав, видимо, привнесенных сюда не без вкусов тогдашнего тобольского владыки.

Особенности стиля барокко чувствуются и в напряженных линиях декора, в абрисе наличников, в форме оконных и дверных проемов. План храма в форме вытянутого латинского креста кажется несколько необычным для русского храмоздания, хотя сама тенденция к поперечной ориентации основного четверика обнаруживается здесь и в некоторых других постройках.

Внутреннее пространство Покровского собора состоит из двух пересекающихся нефов, перекрытых бесстолпно глухими цилиндрическими сводами. В глубоких нефах из-за низких сводов и отсутствия верхнего света всегда довольно сумеречно, зато в зимнее время здесь тепло. Интерьеры собора также не производят внушительного впечатления: здесь все выглядит камерно и интимно.

В настоящее время своды нефов и придела покрыты аляповатой масляной росписью, выполненной весьма посредственным художником в 1843 г. Иконостас, занимающий всю восточную стену поперечного нефа, относится ко времени его последней переделки и в художественном отношении мало интересен. Большинство икон в нем позднего происхождения. Обращают на себя внимание лишь красивые серебряные и золоченые оклады их, мерцающие в сумрачном пространстве храма.